Loading

Портал суфизм.ру | Что такое суфизм? | Суфийский орден Ниматуллахи | Правила поведения на форуме | В помощь начинающим
Четвертый путь | Карта сайтов | Журнал "Суфий" | Контакты | Архив электронного журнала | Архив форума

Автор Тема: О, Сердце!...  (Прочитано 672 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Корнак7

  • Ариф
  • ******
  • Сообщений: 1348
  • Reputation Power: 30
  • Корнак7 is working their way up.Корнак7 is working their way up.Корнак7 is working their way up.
    • Просмотр профиля
    • Постнагвализм
Re: О, Сердце!...
« Ответ #2 : 22 ѕЪвпСам 2020, 12:15:23 »
Эти строки были опубликованы ровно год назад

"Притча об Отречении

Жил-был человек по имени Иван. Он верил в Бога и постоянно думал о том, как доказать ему свою преданность. Уважать закон и следовать заветам способны многие. Иван надеялся, что однажды Господь назначит ему испытание, выдержать которое под силу лишь избранным. Он никому не говорил об этом и в повседневной жизни старался не выделяться, но каждый свой поступок оценивал перед Богом. Господь поддерживал его и посылал удачу. Благодаря Божьей помощи, Иван сделал блестящую карьеру и хорошо зарабатывал, но жил скромно, оставаясь равнодушным ко всякой роскоши. Каждый месяц он переводил деньги на благотворительность, на помощь сиротам и больным детям. Заводить семью Иван не торопился. Ни одно бывшее увлечение не переросло во что-то серьезное. Только в тридцать лет он встретил девушку, которую полюбил. Все свободное время они проводили вместе и уже через месяц решили пожениться. Иван был счастлив. Но с приближением назначенного срока у него стали возникать сомнения. Обязательства, принятые им перед Богом, могли принести страдания его возлюбленной. Имел ли он право делать ее заложницей своей веры? Иван молил Господа помочь ему разобраться. За две недели до свадьбы, очередной бессонной ночью, он вдруг почувствовал, что не один в комнате, и обернулся. Молодой человек в кресле не сводил с него глаз.

- Ты звал меня? - спросил незнакомец.

Но Иван уже понял, кто перед ним.

- Помоги мне, Господи.

- Что же ты хочешь?

- Боже, я молю тебя не о том, чтобы ты что-то сделал для меня, ты даровал мне любовь и удачу, я молю тебя о том, чтобы ты позволил мне что-то сделать для тебя. Я хочу быть одним из избранных, одним из тех, кто сумел отличиться перед тобой.

- Знаешь ли ты, о чем просишь, Иван? Путь избранных - это путь отверженных и гонимых, путь тяжких испытаний и непосильных жертв. Знаешь ли ты это?

- Знаю, Боже. И всем сердцем жажду этого.

Господь на минуту задумался, а потом спросил:

- Скажи, Иван, что для тебя самое ценное в жизни?

- Ты, Господи.

- После меня.

- Моя невеста и моя любовь к ней. Мои друзья, родные и близкие, их поддержка и забота о них. Моя работа и успешная карьера.

- Повелеваю тебе, Иван, оставить свою невесту и забыть про любовь к ней. Уйти с работы и отказаться от амбиций. Отречься от своих друзей, родных и близких и не рассчитывать на их помощь. Никому не говоря ни слова, уехать в другой город и там начать все заново. Ты можешь делать все, что посчитаешь нужным, но с одним условием: ты не должен ни с кем сближаться, не должен ни к кому привязываться и допускать, чтобы привязывались к тебе. Ты понял меня?

Ивану стало страшно. Какое-то время он безмолвствовал, осознавая масштаб предстоящих ему потерь и глубину отчаяния, которое его ждет.

Видя его замешательство, Господь добавил:

- Ты можешь отказаться, Иван. И все будет, как прежде. Я не перестану помогать тебе. Ты женишься и будешь счастлив. Ты проживешь долгую жизнь. У тебя будет многочисленное потомство, о котором я позабочусь. Ты добьешься успеха в работе и будешь заслуженно вознагражден. Твои родные и близкие будут радовать тебя. И только одного ты будешь лишен отныне: возможности снова позвать меня.

Иван не стал затягивать с ответом и уверенно произнес:

- Сделаю, Господи.

 
На новом месте Ивану понадобилось время, чтобы понять, как жить дальше. Жертвы, принесенные Господу, еще долго заставляли его страдать. Но когда боль понемногу утихла, он начал обращать внимание на окружающих. Общение превратилось в необходимость. Видя его искреннее расположение, люди делились с ним самым сокровенным. Чаще всего это были жалобы на несправедливость. Иван заметил, что большинство проблем возникало у них от элементарного незнания закона и неумения им пользоваться. Будучи по образованию юристом, он бескорыстно предлагал свои услуги, принимая вознаграждение только от самых состоятельных клиентов. Кроме оказания юридической помощи, Иван, неожиданно для себя, увлекся общественной деятельностью: организацией благотворительных мероприятий, фондов милосердия, протестных акций. Люди относились к нему с уважением и охотно доверяли представлять свои интересы в различных инстанциях и властных структурах. У Ивана появилось много знакомых и единомышленников, но следуя повелению Господа, он держался от них на расстоянии, не превращая служебные отношения в дружбу. Иногда он встречался с женщинами, но как только замечал признаки зарождающейся привязанности, тут же прекращал общение и близость. Постепенно он привык к такому образу жизни и ни о чем не жалел. Шли годы. Иван чувствовал себя нужным и востребованным. Но с некоторых пор ему стало казаться, что этого мало. Он жаждал перемен, какого-то нового прорыва, и не находя его, вновь обратился к Всевышнему. Господь появился неожиданно, среди ночи. Теперь он выглядел мужчиной средних лет.

- Ты звал меня?

- Помоги мне, Господи.

- Что же ты хочешь?

- Боже, я сделал так, как ты мне велел. Я бросил все, что у меня было, и уехал в другой город. Я нашел себя в служении людям, которые благодарны мне за то, что я для них делаю. Да и сам я счастлив помогать им. Мне не на что жаловаться. Все у меня в порядке. Но последнее время меня не покидает ощущение, что этого не достаточно. Мне кажется я способен на большее, но я не могу понять, на что. Помоги мне, Господи.

- Я помогу тебе, Иван. Скажи, что для тебя самое ценное в жизни.

- Ты, Господи.

- После меня.

- Служение людям. Преданность, сострадание, справедливость.

- Повелеваю тебе, Иван, бросить свои дела и оставить служение, уехать в другой город и начать все заново. Ты должен преодолеть в себе сострадание, отказаться от преданности и вовсе не думать о справедливости. Даже с благой целью ничего не делать сообща. Пусть на тебя смотрят косо, пусть считают врагом. Ты должен стать чужим среди людей и отречься от своего народа. Ты понял меня?

Иван задумался. Все, чем он жил последние годы, все, во что вкладывал свою душу, теперь, по воле Господа, теряло свою ценность. Принять это было непросто.

Видя его замешательство, Господь добавил:

- Ты можешь отказаться, Иван, и все будет по-прежнему. Я не покину тебя. Ты будешь преданно служить людям, помогать им, бороться за их права. Ты добьешься признания и любви. Тебя будут вспоминать добрым словом и ставить в пример. Твои усилия не пропадут даром и будут оценены по заслугам. Все у тебя будет хорошо. И только одного ты будешь лишен отныне: возможности снова позвать меня.

Иван не долго медлил с ответом.

- Сделаю, Господи, - сказал он твердо.

 
В большом городе легко оставаться незаметным. Если следовать всем правилам и нормам жизни, не залезать в долги и не привлекать внимания, никому до тебя нет дела. Именно это и требовалось Ивану. Он свел общение с людьми до минимума. Даже работу нашел подходящую. Иван постоянно думал о тех требованиях, которые предъявил ему Господь, и постепенно, шаг за шагом, отрекался от того, что связывало его с окружающим миром. Но странное дело, в этом стремлении к отчуждению он обрел как раз то, от чего, наверное, должен был отказаться в первую очередь: любовь и сострадание. Только теперь это были уже совсем иные чувства, направленные не на человека, а на его судьбу. Иван вдруг понял, единственное, что нас по-настоящему объединяет, это наша общая разобщенность. А те попытки единения, которые обычно предпринимаются людьми, есть лишь жалкие потуги спрятаться от страха перед этой грозной истиной, от страха перед Божьей правдой. Самое печальное заключалось в том, что донести это новое знание до людей не представлялось возможным. Ни при каких обстоятельствах они его не примут. А любые попытки Ивана им поделиться навлекут на него только ненависть и презрение. Иван понимал, что оставаясь чужим среди людей, он, рано или поздно, неминуемо вступит в конфликт с существующим порядком, и скорее всего, должен будет умереть не своей смертью. Он даже составил список возможных для себя исходов. Несколько раз Иван был близок к тому, чтобы осуществился один из намеченных им сценариев, сделай он хоть небольшое усилие со своей стороны. Но подобное усилие лишало смысла само событие, будучи вызвано тщеславием, а не верой. Все важное в жизни должно происходить с неизбежностью. Такой неизбежностью и стала для него война, в которую, спустя годы, был ввергнут мир стараниями безответственных политиков. В первую волну мобилизации Иван не попал по возрасту, но события на фронте развивались таким образом, что вскоре очередь дошла и до него. На призывном пункте Иван отыскал старшего офицера и тут же сообщил ему, что отказывается идти на войну, так как считает ее полной бессмыслицей. Трибунал не стал долго разбираться и приговорил его к расстрелу. Казнь по традиции совершалась утром. Ивана отвели в камеру и оставили одного. Впереди у него была только ночь. Иван вспоминал свою жизнь и пытался подвести ей итог. Но у него не очень-то получалось. Понимая, что другого шанса уже не будет, он обратился к Всевышнему. Господь появился после полуночи. На этот раз он предстал седым мужчиной с бородой.

- Ты звал меня?

- Помоги мне, Господи.

- Что же ты хочешь?

- Боже, я исполнил все, что ты мне велел. Я отрекся от своего народа, стал для него чужим, а сегодня предал его. Но почему же у меня такое чувство, будто я что-то сделал неправильно, или не до конца? Помоги мне, Боже.

Господь посмотрел на него с теплотой.

- Успокойся, Иван. Ты все сделал правильно. Я помогу тебе. Скажи, что теперь для тебя самое ценное в жизни?

- Ты, Господи.

- После меня.

- Ты, Господи. Кроме тебя у меня ничего не осталось.

- Хорошо, Иван. Тогда слушай меня внимательно. Повелеваю тебе, отречься от меня, от твоего Господа, и всю ответственность за содеянное тобой по моей воле принять на себя. Ты понял меня?

Иван в ужасе отшатнулся.

- Это невозможно, Боже. Кто я без тебя?

- Но это именно то, что тебе необходимо сделать. Последнее, что тебе осталось.

Иван с сомнением покачал головой и ничего не ответил.

Видя его замешательство, Господь добавил:

- Ты можешь отказаться, Иван. Я позабочусь о тебе. Ты знаешь мое могущество. В моих силах даже время повернуть вспять и сделать бывшее не бывшим. Если хочешь, я верну тебя в тот день, когда ты впервые позвал меня, за две недели до твоей свадьбы. Ты снова будешь молод и влюблен. Ты женишься на лучшей из девушек. У вас будет прекрасная семья и много детей. Ты вернешься к работе и добьешься успеха. Родные и близкие будут рядом с тобой. И все у тебя будет хорошо. Вот только меня ты уже никогда не увидишь.

Иван горько усмехнулся.

- Я и так не увижу тебя, Господи. Ведь утром меня казнят.

- Нет, Иван, не так, - произнес Владыка как никогда серьезно. - Если ты отречешься от меня, если все-таки сумеешь это сделать, я тебя уже никогда не покину. Я пребуду с тобой вечно.

Иван грустно посмотрел на Всевышнего, впервые выдержав его пронизывающий взгляд, потом собрался с духом и уверенно произнес:

- Сделаю, Господи.
 

На рассвете, пришедшие за ним люди были поражены его состоянием. Ни один из приговоренных к расстрелу, на их памяти, не выглядел таким умиротворенным. Глаза его сияли от счастья, на лице играла улыбка. Казалось, что он не замечает ничего вокруг и полностью поглощен собой. За всю дорогу к месту казни он не проронил ни слова. Просто шел и радовался жизни, которой оставалось ему лишь несколько минут.

 
Сентябрь 2019г.

Станев, 22 Октябрь, 2019 - 18:28
Реальность выглядит не то что глючно, но как-то неубедительно

ЛоЛа

  • Аскет
  • *****
  • Сообщений: 817
  • Reputation Power: 0
  • ЛоЛа has no influence.
    • Просмотр профиля
О, Сердце!...
« Ответ #1 : 28 ёоЭм 2017, 00:03:49 »
      Тахир Бабa’

 
 О сердце, ты в крови, в крови, в крови,
 Томишься вновь и вновь от вечных мук любви.
 Опять, опять, опять ты розу увидало
 И снова шепчешь мне: сорви, сорви, сорви!


Тобою потрясен, я, словно ад, пылаю.
Неверным так пылать — и то не пожелаю,
И все же на огонь лечу, как мотылек.
А может, этот ад и есть блаженство рая?

О сердце, я люблю, но совесть не на месте.
Твердят, что нет во мне малейшей капли чести.
А, кстати, так ли честь влюбленному нужна?
Скорей твердят о ней завистники из мести.

Уже темно. В ночи крадется хищный зверь.
О, прокрадись ко мне, открой неслышно дверь
И дай коснуться губ. Такого подаянья
Бог дервишу принять не запрещал, поверь.
B обитель сердца ты приходишь поздней ночью,
 Во мраке образ твой расплывчат и неточен.
 О, как бы я желал твоей ресницей стать,
 Чтоб заглянуть твой взор, увидеть что он хочет.


Hе в грезах, не во сне приди, а наяву!
Приди узнать, что я в огне живу.
Цветы долин и гор ты в волосы вплетаешь,
А я?.. Я на себе седые пряди рву.

Mогу ли я тебя в разлуке позабыть?
 Иной свободы нет, как, мучаясь, любить!
 И если в сердце ты остаться не захочешь,
 Покою в нем не быть и красоте не быть.


Ушла, и сердце вслед пустилось за тобою,
 В груди остался жар, не тронутый золою.
 Клянусь тобой: горю! Желаю лишь тебя!
 Не все скажу творцу, но этого не скрою!


Ты радость принесла и принесла недуг,
 Оставив у себя лекарство от разлук.
 И все ж, пускай меня подвергнут истязаньям,
 Я душу распахнуть готов для новых мук.






Сегодня пламень я. Я — огненная птица.
 Взмахну крылом — и вмиг весь мир испепелится.
 А если чья-то кисть меня изобразит,
 Кто взглянет на портрет, тот в уголь превратится.
 
 Вновь, сердце, я тебе нанес любовью рану,
 Опять бушуешь ты, подобно океану.
 Прошу тебя: уймись! Дай попросту сыграть
 На чанге в тишине у ног моей желанной.
 
 Гляжу на твой порог, и плача и стенaя.
 Я мотыльком лечу в объятия огня.
 К святыням не стремлюсь, не жажду рая,
 Лишь твой прекрасный лик — святыня для меня.
 
 Я розу окружил любовью и заботой,
 То орошал слезой, то жгучей каплей пота,
 И роза расцвела. Допустишь ли, творец,
 Чтоб аромат ее вдыхал не я, а кто-то?
 
 На все, на все готов, чтоб только быть с тобой.
 О, сжалься над моей плачевною судьбой!
 Поверь в мою любовь! Нигде, нигде не встретишь,
 Чтобы любовь была столь преданной рабой.
 
 
 Твой нежный аромат меня привлек, о роза,
 И сердце обагрил румянец щек твоих, о роза!
 Тоскую по тебе, как по Лейлe' Mеджнун.
 Влюблен я! Подари хоть лепесток, о роза!


Всевышний судия! Так поступать не дело.
 Ни ночи нет, ни дня, чтоб сердце не болело.
 Я вечно слезы лью — и все из-за неё!
 Возьми сердце назад, оно мне надоело!




 

Tags:
 

Персидский суфизм | Антология суфийской поэзии | Энциклопедия духовной культуры | Галерея "Страна Востока"
Издательство "Риэлетивеб" | Джалал ад-Дин Руми | Музыка в суфизме | Идрис Шах | Суфийская игра | Клуб Айкидо на Капитанской

Rambler's Top100 Rambler's Top100