Loading

Портал суфизм.ру | Что такое суфизм? | Суфийский орден Ниматуллахи | Правила поведения на форуме | В помощь начинающим
Четвертый путь | Карта сайтов | Журнал "Суфий" | Контакты | Архив электронного журнала | Архив форума

Автор Тема: Лекция 2.3 ИСТОРИЯ ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЯ. РАЗВИТИЕ НАУЧНОЙ МЫСЛИ  (Прочитано 8582 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Nil

  • Энтузиаст
  • ****
  • Сообщений: 404
  • Reputation Power: 0
  • Nil is looked down upon.
    • Просмотр профиля
К середине двадцатого столетия языковедам пришлось коренным образом изменить свое отношение к переводческой деятельности и приступить к ее систематическому изучению. Мы уже знаем, что в этот период на первый план начал выдвигаться перевод политических, коммерческих, научно-технических и прочих <деловых> материалов, где особенности индивидуально-авторского стиля, как правило, мало существенны. В связи с этим все более четко стали осознавать, что основные трудности перевода и весь характер переводческого процесса обусловливаются расхождениями в структурах и правилах функционирования языков, участвующих в этом процессе. Ну, а если речь идет о каком-то соотношении языков, то его изучением должны, естественно, заниматься языковеды. Кроме того, возросшие требования к точности перевода также подчеркивали роль языковых единиц. При переводе материалов подобного рода уже нельзя было довольствоваться верностью перевода <в целом>, одинаковостью воздействия на читателя оригинала и перевода. Перевод должен был обеспечить передачу информации во всех деталях, вплоть до значений отдельных слов, быть полностью аутентичным оригиналу. Все яснее становилась языковая первооснова переводческого процесса. Необходимо было выяснить, в чем состоит  лингвистическая сущность этого процесса, в какой степени он определяется собственно лингвистическими факторами, в каких пределах такие факторы ограничивают точность передачи информации.

Необходимость лингвистического изучения перевода обусловливалась и задачей массовой подготовки переводчиков. Теперь уже переводческой деятельностью занимались не только особо одаренные люди, овладевшие умением переводить либо самостоятельно, либо методом <индивидуального ученичества> под руководством какого-нибудь мастера-переводчика. Для удовлетворения огромной потребности в переводчиках во многих странах были созданы переводческие школы, факультеты и институты, перед которыми стояла задача обеспечить в установленный срок подготовку значительного числа переводчиков достаточно высокой квалификации. Как правило, подготовка переводчиков осуществлялась на базе учебных заведений - университетов и институтов, - где изучались иностранные языки, и на долю преподавателей языков выпала задача создать рациональные программы и учебные пособия для обучения переводу. А для этого было нужно раскрыть сущность переводческого процесса, уметь выделить лингвистические и экстралингвистические факторы, влияющие на его ход и результаты. Специалисты-языковеды должны были создать необходимую научную базу для построения эффективного курса подготовки высококвалифицированных переводчиков.

Осуществление массовой подготовки переводческих кадров обнаружило недостаточность традиционной формулы квалификации переводчика: <Для того, чтобы переводить, необходимо знание двух языков и предмета речи>. Оказалось, что факторы, указанные в этой формуле, сами по себе не обеспечивают умения квалифицированно переводить, что надо не просто знать два языка, но знать их <по-переводчески>, т.е. в сочетании с правилами и условиями перехода от единиц одного языка к единицам другого. Теория перевода должна была определить эти правила и условия и показать пути создания подобного <переводческого двуязычия>.

Так было положено начало новой научной дисциплины - переводоведения.

Сомнения в возможности изучать перевод лингвистическими методами, о которых мы упоминали в предыдущей лекции, рассеялись, как только языковеды начали рассматривать это явление не только как результат индивидуального творчества переводчика, но и как особый вид речевой деятельности, в ходе которой единицы языка перевода выбираются в определенной зависимости от языковых единиц, использованных в оригинале. Поэтому, как и в любом лингвистическом исследовании, исследователи перевода занимались теперь не формулированием правил, которым должен следовать переводчик, а изучением соотношения языковых и речевых единиц двух языков, устанавливаемого в процессе перевода. <Полевым материалом> для исследования служат тексты оригинала и перевода, сопоставление которых дает объективные фактические данные для последующих теоретических обобщений. Таким образом, изучение перевода ставит своей целью, в первую очередь, описание реальных переводческих фактов, т.е. носит дискриптивный, а не прескриптивный характер. Выяснив действительное соотношение единиц двух языков, возникающее в процессе перевода, теория перевода может затем вырабатывать рекомендации о том, какие методы целесообразно использовать переводчику, чтобы обеспечить правильный выбор варианта перевода.

Начало серьезному изучению лингвистических аспектов перевода положили советские языковеды. В 1950 г. Я.И.Рецкер опубликовал статью, в которой высказал убеждение, что выбор переводчиком того или иного варианта перевода часто отнюдь не произволен, а закономерен и определяется соотношением единиц двух языков, участвующих в процессе перевода. Для многих единиц языка оригинала существуют более или менее регулярные способы перевода на язык перевода. Я.И.Рецкер назвал эти способы <закономерными соответствиями> и предложил различать три типа соответствий: эквиваленты, аналоги и адекватные замены. Хотя эта классификация оказалась не вполне последовательной, само понятие <соответствие> прочно вошло в исследовательскую практику. Особенно важным было утверждение метода сопоставления переводов с их оригиналами для выявления языковых закономерностей переводческого процесса. В последующие десятилетия к проблеме переводческих соответствий обращались многие авторы по отношению к разным комбинациям языков. Для английского и русского языков богатый фактический материал о типах и способах применения соответствий содержится в книге Л.С.Бархударова <Язык и перевод>. Этот материал будет использован и в нашем курсе обучения.

В 1953 г. вышла книга А.В.Федорова <Введение в теорию перевода>, в которой впервые была провозглашена необходимость и возможность создания лингвистической теории перевода. Книга, в целом, имела общефилологический характер: в ней значительное место отводилось литературоведческим аспектам перевода, но в то же время подчеркивалась важность языковедческого анализа переводческой деятельности. А.В.Федоров предложил различать общую теорию перевода, вырабатывающую рекомендации для любых комбинаций языков, и частную теорию перевода, описывающую соответствия между какими-либо двумя языками, указал на необходимость изучать особенности перевода текстов различных функциональных стилей и жанров, обосновал классификацию соответствий на лексические, грамматические и стилистические, наметил общие принципы оценки качества перевода.

За рубежом первая книга, всецело посвященная лингвистическим аспектам перевода, появилась в 1958 г. Ее авторы - Ж.П.Вине и Ж.Дарбельне - назвали свою работу <Сопоставительная стилистика французского и английского языков> (Vinai J.P. et Darbelnet J. Stylistique comparee du francais et de l'anglais. - Paris, 1958). В книге проводится сопоставительный анализ этих языков с целью выявить единицы, которые могли бы заменять друг друга при переводе, хотя при этом не всегда указывается, проверялись ли выделенные соответствия путем сопоставления в реальных переводах или они были выбраны лишь потому, что имеют одинаковые значения в системах двух языков. Богатый фактический материал, собранный в книге, показывает большие перспективы разработки частных теорий перевода, и по ее образцу были написаны аналогичные работы по другим парам языков. Важной заслугой Ж.П.Вине и Ж.Дарбельне является попытка систематизировать различные способы перевода, что было позднее использовано при описании переводческих трансформаций, с помощью которых осуществляется процесс перевода.

Серьезную попытку показать важность использования достижений современного языкознания для изучения перевода предпринял в 1963 г. Ж.Мунэн. Этот видный французский лингвист, опубликовавший впоследствии ряд других интересных работ по теории перевода, посвятил свою книгу <Теоретические проблемы перевода> (Mounin G. Les problemes theoriques de la traduction. - Paris, 1963) анализу тех ограничений, которые налагает различие в системах двух языков на полное воспроизведение содержания оригинала при переводе. Особое внимание Ж.Мунэн уделил расхождениям семантических структур языков, специфике членения в каждом языке данных опыта, отражению в языке особенностей культуры и истории говорящего коллектива. Подчеркивая, что данные котрастивной лингвистики свидетельствуют о несовпадении в разных языках не только означающих, но и означаемых, Ж.Мунэн убедительно показывает, что перевод - это не простая подстановка слов одного языка вместо слов другого языка, что он всегда связан с определенными преобразованиями, зависящими от соотношения языков. Вместе с тем невозможность непосредственного переноса содержания текста из одного языка в другой не означает для Ж.Мунэна <принципиальной непереводимости> или отлучения перевода от языкознания. Напротив, он считает необходимым всесторонне изучать языковую специфику перевода, чтобы определить его возможности и границы.

В 1964 г. появились две работы, значительно способствовавшие развитию общей теории перевода. Хотя книга американского лингвиста Ю.Найды <К науке переводить> (Nida E. Toward a Science of Translating. - Laden, 1964) посвящена специфическим проблемам перевода Библии, эти проблемы рассматриваются с позиций теоретического языкознания, и многие положения, выдвигаемые автором книги, имеют отношение и к переводам текстов иного характера. Для Ю.Найды проблемы перевода - это прежде всего проблемы семантические, связанные с интерпретацией переводчиком содержания текста оригинала и интерпретацией рецептором (получателем) перевода содержания текста на языке перевода. В книге подробно рассматриваются методы анализа семантики языковых единиц и способы передачи на другом языке различных типов значений - референтных, эмотивных и собственно лингвистических. Большое внимание в книге уделено обеспечению необходимого воздействия на рецепторов перевода. Ю.Найда вводит понятие <динамическая эквивалентность>, для достижения которой переводчик должен ориентироваться не на формальные особенности оригинала (что часто делали переводчики Библии), а на реакцию рецепторов перевода, добиваясь максимальной понятности и естественности перевода, соблюдения всех норм языка, на который делается перевод. В книге, как и в более поздних работах Ю.Найды, представлен богатый фактический материал, и в ней можно найти немало ценных наблюдений, касающихся техники перевода, использования при переводе опущений, добавлений, перемещений и пр.

В этом же году появилась работа И.И.Ревзина и В.Ю.Розенцвейга <Основы общего и машинного перевода>, в которой рассматривается ряд принципиальных вопросов построения теории перевода. Авторы работы справедливо указывают, что основная задача лингвистической теории заключается не в том, чтобы формулировать какие-то априорные требования к переводу, а в том, чтобы изучать и описывать объективную реальность. Иначе говоря, теория перевода должна иметь дескриптивный, а не прескриптивный характер. Любые нормативные рекомендации должны быть результатом описания процесса перевода, а не предшествовать этому описанию. Рассматривая процесс перевода как преобразование текста оригинала в текст перевода, И.И. Ревзин и В.Ю. Розенцвейг считают необходимым различать два пути осуществления такого преобразования: <собственно перевод>, когда происходит непосредственный переход от единиц одного языка к единицам другого языка, и <интерпретацию>, когда переводчик сначала уясняет, какая действительность стоит за единицами языка в оригинале, а затем описывает эту действительность средствами языка перевода. Хотя противопоставление собственно перевода и интерпретации подверглось критике в ряде более поздних публикаций, идея об осуществлении переводческого процесса путем обращения к действительности нашла свое воплощение в ситуативной модели перевода.

Примером успешного распространения на перевод общеязыковедческих концепций может служить работа Дж. Кэтфорда <Лингвистическая теория перевода>, опубликованная в 1965 г. (Catford J.C. A Linguistic Theory of Translation. - London, 1965). Дж. Кэтфорд справедливо считает, что центральной проблемой теории перевода является раскрытие понятия переводческой эквивалентности, выявление степени смысловой близости между соотнесенными высказываниями в оригинале и переводе. По его мнению, эквивалентность должна определяться эмпирически, путем сопоставления реально выполненных переводов с их оригиналами. Исходя из положения, что план содержания единиц языка столь же специфичен, как и их план выражения, Дж. Кэтфорд утверждает, что при переводе отнюдь не происходит переноса или воспроизведения значений единиц оригинала, а лишь замена значений в одном языке значениями в другом языке. Применяя компонентный анализ значений слов и грамматических единиц, он показывает, что в основе такой замены лежит лишь частичное совпадение семного состава соотнесенных высказываний в оригинале и переводе. Проведенный Дж. Кэтфордом анализ подтвердил возможность осуществления процесса перевода в рамках семантической модели, хотя дальнейшие исследования показали, что эквивалентность перевода далеко не всегда основывается на частичной общности сем.

Большую работу по разработке принципов лингвистического подхода к изучению перевода проделал болгарский исследователь А. Людсканов. В фундаментальной работе <Человек и машина в роли переводчика> (Людсканов А. Превеждат човекът и машината. - София, 1967) А. Людсканов дает обзор основных направлений научного анализа переводческой деятельности, определяет предмет и разделы переводоведения. Рассматривая перевод как средство межъязыковой коммуникации, он видит задачу перевода в обеспечении возможности такой коммуникации путем замены знаков одного языкового кода знаками другого языкового кода при сохранении инварианта передаваемой информации. Особо подчеркивается, что задача передачи инвариантной информации стоит перед переводчиком во всех случаях, независимо от цели самого передаваемого сообщения. Центральное место в книге А.Людсканова занимают вопросы машинного перевода и использования искусственных языков.

(Продолжение следует)

Tags:
 

Персидский суфизм | Антология суфийской поэзии | Энциклопедия духовной культуры | Галерея "Страна Востока"
Издательство "Риэлетивеб" | Джалал ад-Дин Руми | Музыка в суфизме | Идрис Шах | Суфийская игра | Клуб Айкидо на Капитанской

Rambler's Top100 Rambler's Top100