Loading

Портал суфизм.ру | Что такое суфизм? | Суфийский орден Ниматуллахи | Правила поведения на форуме | В помощь начинающим
Четвертый путь | Карта сайтов | Журнал "Суфий" | Контакты | Архив электронного журнала | Архив форума

Автор Тема: Лекция 4. ЧТО ТАКОЕ "ПЕРЕВОД"?  (Прочитано 13366 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Nil

  • Энтузиаст
  • ****
  • Сообщений: 404
  • Reputation Power: 0
  • Nil is looked down upon.
    • Просмотр профиля
Лекция 4. ЧТО ТАКОЕ "ПЕРЕВОД"?
« Ответ #2 : 10 БХЭвпСам 2002, 23:39:09 »
Вопрос от студента нашей Школы Хаима:

Не знаю, будет ли этот вопрос интересен всем, но в нашем случае, думаю, многим.
Можно ли назвать переводом такой процесс:
ИЯ (персидский) -> ПЯ (английский) = ИЯ (английский) -> ПЯ (русский) ?

Возможно, вопрос с точки зрения обычной последовательности обучения, преждевременный, но это то, с чем мы постоянно имеем дело. Ведь даже в Вашем примере с Идрис Шахом он зачастую выступает не только, как автор, но и как переводчик с персидского или арабского.

Сравнивая различные переводы Руми или Саади на английский, можно увидеть, что они достаточно сильно отличаются друг от друга т.е. они коммуникативно не равноценны.
Что же тогда получается в результате, так сказать, "взятия второй производной"?
Можно ли отождествлять конечный текст (русский) с оригиналом (персидский)?
Может это уже не перевод а пересказ?
Существуют ли какие-нибудь определения и правила такой работы?

---------------------------------------------------------------

Уважаемый Хаим, спасибо Вам за интересный и важный вопрос.

Безусловно, <двойной> перевод - не лучший вариант. Подчас такая работа напоминает детскую игру в <испорченный телефон>, когда ошибки первого переводчика повторяются и усиливаются ошибками второго, третьего и т.д. В итоге Рецептор информации вынужден иметь дело с материалом, очень отдаленно напоминающим текст оригинала. К сожалению, часто просто нет возможности осуществить однократный перевод. Скажем, тексты, написанные на древних языках с использованием архаизмов, диалектизмов, профессионального жаргона (в т.ч., скажем, специфических суфийских образов), реалий прошлого могут быть переведены лишь специалистом, ученым-востоковедом, владеющим знанием подобных слов. Его перевод признается коммуникативно равноценным, т.е. функционально, структурно и семантически соответствующим оригиналу. И все последующие переводы на другие языки делаются  уже с этого перевода.

Таким образом, если первый переводчик является признанным авторитетом в своей области (как, скажем, Рейнолд Николсон), то качество переводов на другие языки будет всецело зависеть от квалификации других переводчиков. При переводе прозаических произведений, как показывает практика, вполне возможны коммуникативно равноценные переводы на вторые и третьи языки. Кстати говоря, подобная практика очень распространена в синхронном переводе, который осуществляется в крупных международных организациях вроде ООН. Дело в том, что среди докладчиков бывает много носителей редких языков, и найти переводчиков с этих языков не представляется возможным. В этом случае работает <пилотная> кабина, в которой перевод с редкого языка на английский ведет переводчик-носитель языка, а уже с его английского перевода переводят все остальные переводчики (англо-французские, англо-немецкие, англо-русские и т.д.). Как показывает практика, в большинстве случаев коммуникативная равноценность сохраняется.

Да, каждый следующий перевод немного отдаляет читателя от оригинала. Отдельные переводы воспроизводят оригинал с разной степенью точности (близости содержания и структуры). Абсолютно тождественных текстов на разных языках, как мы уже говорили, быть не может (как и двух текстов на одном языке, не являющихся копиями одного текста). Расхождения между переводом и оригиналом могут быть объективными (вызванные особенностями ИЯ и ПЯ) или субъективными (связанные с решением переводчика). Такие расхождения могут быть коммуникативно нерелевантными (не отражаться на успехе межъязыковой коммуникации) или коммуникативно релевантными. В последнем случае получатель (рецептор) перевода (ПР) получает неполную или неточную информацию, или коммуникация вообще не имеет места. Характер и степень влияния отклонений перевода от оригинала (в том числе в результате ошибок переводчика) зависят от цели и условий коммуникации.

Если речь идет о тексте информативном (скажем, о научном тексте), то даже небольшие неточности или искажения могут привести к срыву коммуникации. Однако же если мы имеем дело с художественным произведением, цель которого состоит в оказании художественно-эстетического воздействия на читателя, то здесь неточности будут не столь существенны, если основная функция реализована. Еще бОльшие вольности допускаются при переводе поэзии, ибо точное следование форме обычно бывает невозможно. Ведь переводчик поэзии вынужден изменять структуру и даже образность, стремясь сохранить рифму, ритм, размер, индивидуально-авторский стиль и т.п. С этой точки зрения, прозаический перевод стиха гораздо точнее (хотя эстетически обычно не столь приятен). Поэтические переводы обычно наполовину результат творчества самого переводчика. Это уже немного другой стих. Если вы помните, я приводил слова Жуковского: <Переводчик в прозе есть раб; переводчик в стихах - соперник> (автора оригинала). Поэтому перевод уже переведенного стиха напоминает оригинал в очень незначительной степени. Но при этом такой перевод всё равно может быть признан коммуникативно равноценным! (с поправкой на то, что это текст художественный). Здесь главным будет сохранение семантики (смысла) и индивидуально-авторского стиля. А вот формой во многом можно пренебречь, она в данном случае коммуникативно нерелевантна. Главное, повторюсь, чтобы такой перевод оказывал такое же эстетическое воздействие на читателя, как и оригинал.

Вообще этот вопрос требует серьезного разговора. Если мы когда-нибудь дойдем до литературного переводоведения, до обсуждения особенностей художественного перевода, то разберем эту тему очень подробно. Ибо здесь имеется много подводных камней, главный из которых - излишняя вольность перевода, утрата авторских смыслов и привнесение смыслов дополнительных. Но, повторяю, об этом нужно говорить предметно, на примерах. Надеюсь, когда-нибудь мы до этого доберемся.

С уважением,
Нил

Nil

  • Энтузиаст
  • ****
  • Сообщений: 404
  • Reputation Power: 0
  • Nil is looked down upon.
    • Просмотр профиля
Лекция 4. ЧТО ТАКОЕ "ПЕРЕВОД"?
« Ответ #1 : 09 БХЭвпСам 2002, 00:23:28 »
Добрый день!

        В прошлый раз мы выяснили, что такое <языковое посредничество> и почему оно необходимо. Сегодня мы постараемся разобраться с одним из видов языкового посредничества - переводом.

        Итак, перевод - это средство межъязыковой коммуникации. Переводчик делает возможным обмен информацией между людьми, говорящими на разных языках, создавая на переводящем языке (ПЯ) коммуникативно равноценный оригиналу текст. Этот текст (т.е. перевод) не полностью тождественен оригиналу. Могут наблюдаться незначительные расхождения в форме изложения или в содержании, что вызвано ограничениями, накладываемыми формальными и семантическими (т.е. смысловыми) различиями между двумя языками. Тем не менее, перевод рассматривается   как  иноязычная   форма   существования   сообщения,   содержащегося   в  оригинале.   Межъязыковая   коммуникация, осуществляемая через посредство перевода, в наибольшей степени воспроизводит процесс непосредственного речевого общения, при котором коммуниканты пользуются одним и тем же языком.

        Подобно тому как в процессе речевого общения на одном языке тексты для говорящего и для слушающего признаются коммуникативно равноценными и объединяются в единое целое, так и текст перевода признается коммуникативно равноценным тексту оригинала. Задача перевода - обеспечить такой тип межъязыковой коммуникации, при котором создаваемый текст на языке Рецептора (на <переводящем языке> - ПЯ, в нашем случае русском) мог бы выступать в качестве полноценной коммуникативной замены оригинала и отождествляться Рецепторами перевода (русскоязычными читателями) с оригиналом в функциональном, структурном и содержательном отношении. Именно функциональное, семантическое и структурное отождествление перевода с оригиналом (называемое "коммуникативной равноценностью") отличает перевод от других видов языкового посредничества (реферата, аннотации, резюме, пересказа), в которых происходит перестройка содержания и структуры исходного текста.  

        Функциональное   отождествление оригинала и перевода заключается в том, что Рецепторы перевода (в нашем случае русскоязычные читатели) относятся к тексту перевода так, как будто это и есть оригинал, творение автора. Перевод как бы приписывается автору оригинала,  публикуется  под  его  именем,  обсуждается, цитируется,  критикуется и используется так, как будто он и есть оригинал. Например, англичанин может встретить в британской газете фразу: , а затем прочитать заявление, данное в кавычках. При этом он убежден, что прочел то, что Президент Франции действительно сказал. Однако, это, конечно же, не соответствует действительности, поскольку Президент говорил по-французски, а то, что цитируется в газете - вовсе не оригинальный текст, а нечто другое: английский текст, созданный каким-то неизвестным переводчиком, который незаметно выдал свое собственное творение за речь французского политического деятеля.
        Книга на русском языке может иметь название: <Ч.Диккенс. Тяжелые времена>, и читатели убеждены, что они читают роман Ч.Диккенса, независимо от того, насколько он на самом деле близок к оригиналу. Читатели могут судить о достоинствах этого романа, говоря: <Мне нравится Диккенс> или <Стиль Диккенса несколько искусственен> или <Диккенс использует очень богатый язык> и т.п., как будто они действительно читали само творение автора.

        Функциональный статус перевода подкрепляется его структурным и содержательным сходством с оригиналом. Переводчик должен избегать каких-либо замечаний или добавлений в текст, которые могут поставить под сомнение само авторство текста. Он должен как бы самоустраниться (насколько возможно), чтобы избежать вмешательства в процесс коммуникации между Источником и Рецептором перевода.

        Структурное   отождествление  перевода  с  оригиналом заключается в том, что Рецепторы перевода считают, что перевод воспроизводит оригинал не только в целом, но и в частностях.   Предполагается,   что   переводчик   точно   передает структуру и порядок изложения содержания в оригинале, не позволяет себе что-либо изменить, исключить или добавить от себя. Количество и содержание разделов и других подразделений текста в оригинале и переводе должно совпадать. Если в оригинале какая-то мысль высказана в начале второго раздела, то и в переводе она должна быть обнаружена на том же месте и т.д. Если переводчик и позволяет себе какие-то отступления в отношении частных деталей структуры текста, то лишь тогда, когда невозможен <прямой перевод>, для того, чтобы точнее передать содержание оригинала.

        Содержательное   отождествление оригинала и перевода заключается в том, что Рецепторы перевода считают, что перевод полностью воспроизводит содержание оригинала, что в нем передается то же содержание, тот же смысл, но только средствами иного языка. Если возникают расхождения между переданным и полученным сообщением, то какая-либо передача информации становится невозможной. Предположение о смысловой равнозначности текста оригинала и текста перевода основано на различных уровнях эквивалентности их значений. Переводчик обычно стремится к тому, чтобы текст перевода был как можно более эквивалентным (т.е. близким по смыслу) тексту оригинала.

        Таким образом, перевод можно определить как вид языкового  посредничества,   при   котором   на  ПЯ (в нашем случае русском) создается   текст, коммуникативно равноценный оригиналу, причем его коммуникативная равноценность проявляется в его отождествлении Рецепторами перевода с оригиналом в функциональном, содержательном и структурном отношении. Для пользующихся переводом он во всем заменяет оригинал, является его полноправным представителем. Коммуникативный подход к переводу - ведущий принцип современной теории перевода.

КОММУНИКАТИВНАЯ СХЕМА ПЕРЕВОДА

        В начале процесса межъязыковой коммуникации находится Источник информации (например, Идрис Шах), т.е. автор оригинала. Пользуясь исходным языком (скажем, английским), единицы которого прямо или косвенно отражают реальную действительность, Источник (Шах) создает речевое произведение на ИЯ (английском), выступающее в качестве оригинала в процессе межъязыковой коммуникации и содержащее определенную информацию (например, книга <Суфии>). Действия Источника представляют собой ряд речевых актов на ИЯ (английском), они предназначены для Рецептора (ИР), владеющего тем же языком, имеющего общий с Источником культурно-исторический и лингвистический опыт и учитывающего обстановку, в которой происходит данный речевой процесс (т.е. это англоязычная аудитория). Все это позволяет ИР (английскому читателю) извлекать из созданного Источником текста (книги <Суфии>) содержащуюся в нем информацию или, попросту говоря, понимать содержание текста. ИР (английский читатель) непосредственно не участвует в межъязыковой коммуникации. Несмотря на это, его обязательно нужно отметить, так как оригинал создается с расчетом на языковые и культурно-исторические знания и особенности ИР, и этот факт оказывает прямое воздействие на результаты переводческого процесса.

        Продолжает процесс межъязыковой коммуникации Переводчик. Переводчику принадлежит в нем весьма важная и сложная роль. Переводчик участвует в качестве Рецептора в речевом акте Источника на ИЯ (т.е. он сам воспринимает текст книги Шаха) и создает текст на другом языке - языке перевода (ПЯ) (русском), предназначенный уже для иного Рецептора (ПР), владеющего ПЯ (русским) и ориентирующегося на иной предыдущий опыт и обстановку речи (т.е. это русскоязычная аудитория). Понятно, что переводчик создает не просто текст на ПЯ (русском), а текст, который должен будет использоваться в качестве перевода по отношению к данному оригиналу, т.е. быть его полноправной и полноценной заменой. Речь идет о смысловом и структурном подобии оригинала и перевода. И, наконец, ПР (русский читатель) извлекает из текста перевода содержащуюся в нем информацию (сообщение) и тем самым завершает как речевой акт на ПЯ, так и весь процесс межъязыковой коммуникации.

        Переводчик как участник сложного вида речевого общения одновременно   выполняет   несколько   коммуникативных функций. Во-первых, он выступает в качестве Рецептора оригинала, т.е. участвует в акте речевого общения на ИЯ (английском). Во-вторых, он выступает в качестве создателя текста на ПЯ (русском), т.е. участвует в акте речевого общения на ПЯ.  В-третьих, мы отмечали, что переводчик создает не просто текст на ПЯ, а текст перевода,  т.е.  текст,  который  в функциональном,  смысловом  и структурном   отношении   выступает   в   качестве   полноправной замены   оригинала. А это значит, что переводчик объединяет речевые акты на ИЯ (английском) и ПЯ (русском), участником которых он является. Он анализирует отрезки речи в оригинале и единицы ИЯ (английского), из которых эти отрезки состоят, отыскивает эквивалентные единицы  в  ПЯ (русском), строит из них  эквивалентные  речевые  произведения, сопоставляет их с  исходными,  выбирает окончательный вариант перевода. Выбирая речевое произведение на ПЯ в качестве перевода определенной единицы оригинала, переводчик тем самым утверждает коммуникативное равенство двух отрезков текста на разных языках. Таким образом, процесс перевода и его результат всецело зависят от коммуникативных возможностей переводчика, его знаний и умений.

        Важнейшая задача теории перевода заключается в выявлении языковых и экстралингвистических факторов, которые делают возможным отождествление содержания сообщений на разных языках. Общность содержания (смысловая близость) текстов оригинала и перевода называется эквивалентностью перевода (оригиналу). Изучение реальных отношений между содержанием оригинала и перевода позволяет установить пределы этой общности, т.е. максимально возможную смысловую близость разноязычных текстов, а также определить минимальную близость к оригиналу, при которой данный текст может быть признан эквивалентным переводом.



ОБЪЕКТИВНО-СУБЪЕКТИВНЫЙ ХАРАКТЕР ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПЕРЕВОДЧИКА

        Полностью   или   частично   эквивалентные   единицы   и потенциально равноценные  высказывания объективно существуют в ИЯ и ПЯ, однако их правильная оценка, отбор и использование зависят от знаний, умений и творческих способностей   переводчика,   от   его  умения   учитывать   и   сопоставлять всю совокупность языковых и экстралингвистических факторов. В процессе перевода переводчик решает сложную задачу нахождения и правильного использования необходимых элементов системы эквивалентных единиц, на основе которой создаются коммуникативно равноценные высказывания в двух языках   и   которая   не   дана   непосредственно,   а   обнаруживается лишь в ходе теоретического исследования при сопоставлении множества оригиналов с их переводами.

        Объективно-субъективный характер имеет вся деятельность переводчика, и его действия никогда не сводятся к механической подстановке единиц ПЯ вместо единиц ИЯ. Существующее  мнение   о  том,  что   <перевод   начинается  там,   где кончается словарь>, ошибочно предполагает, что при наличии словарного соответствия  задача переводчика сводится к механическому переносу такого соответствия в текст перевода. При таком подходе переводческое творчество сводится лишь к нетривиальным уникальным решениям, необходимым в таких <экзотических> случаях, как перевод образов, каламбуров, жаргонизмов и т.п. В действительности, основные теоретические и практические проблемы перевода связаны не с периферийными явлениями, а с использованием всех ресурсов языка для достижения задач межъязыковой коммуникации.

Tags:
 

Персидский суфизм | Антология суфийской поэзии | Энциклопедия духовной культуры | Галерея "Страна Востока"
Издательство "Риэлетивеб" | Джалал ад-Дин Руми | Музыка в суфизме | Идрис Шах | Суфийская игра | Клуб Айкидо на Капитанской

Rambler's Top100 Rambler's Top100