Loading

Портал суфизм.ру | Что такое суфизм? | Суфийский орден Ниматуллахи | Правила поведения на форуме | В помощь начинающим
Четвертый путь | Карта сайтов | Журнал "Суфий" | Контакты | Архив электронного журнала | Архив форума

Автор Тема: Лекция 13.3 ОККАЗИОНАЛЬНЫЕ СООТВЕТСТВИЯ  (Прочитано 6610 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Nil

  • Энтузиаст
  • ****
  • Сообщений: 404
  • Reputation Power: 0
  • Nil is looked down upon.
    • Просмотр профиля
Лекция 13.3 ОККАЗИОНАЛЬНЫЕ СООТВЕТСТВИЯ
« Ответ #1 : 21 ДХТаРЫм 2003, 19:52:10 »
Здравствуйте, дорогие друзья!

Мы продолжаем разговор о переводческих соответствиях. Напоминаю, что в прошлый раз мы выяснили, какова роль контекста (лингвистического и ситуативного) при выборе соответствия при переводе. Сегодня мы поговорим о так называемых окказиональных соответствиях.

ПОНЯТИЕ ОККАЗИОНАЛЬНОГО СООТВЕТСТВИЯ

Перевод при помощи выбора одного из нескольких частичных соответствий является весьма распространенным способом перевода. Мастерство переводчика в значительной степени заключается в умении отыскать ряд соответствий единице оригинала и выбрать из этого ряда вариант, наиболее подходящий по условиям контекста. Однако существование у единицы ИЯ одного или нескольких переводческих соответствий не означает обязательного появления таких соответствий в любом переводе, если в оригинале использована данная единица. В ряде случаев условия употребления языковой единицы в контексте вынуждают переводчика отказаться от использования регулярного соответствия и найти вариант перевода, наиболее точно передающий значение единицы ИЯ в данном контексте. Нерегулярный, исключительный способ перевода единицы оригинала, пригодный лишь для данного контекста, называется окказиональным соответствием или контекстуальной заменой.

Условия контекста могут побудить переводчика отказаться в переводе даже от применения единичного соответствия. Так, географические названия имеют постоянные соответствия, которые, как правило, создаются имитацией в переводе звучания иноязычного названия. Название американского города New Haven в штате Коннектикут регулярно передается на русский язык как <Нью-Хейвен>. Но в переводе романа Фицджеральда <Великий Гэтсби> переводчица Е. Калашникова отказалась от использования постоянного соответствия:

I graduated from New Haven in 1915

Я окончил Йельский университет в 1915 году

Контекст ясно показывает, что название города употреблено в оригинале в переносном смысле вместо учебного заведения, находящегося в этом городе. А знание реальности подсказало переводчику, что в Нью-Хейвене расположен широко известный в США Йельский университет. Поскольку этот факт может быть неизвестен русскому Рецептору, использование постоянного соответствия не обеспечит коммуникативной равноценности перевода, (Ср. возможность сохранения подобного переноса значения в предложении <Я окончил Оксфорд в 1915 году>, поскольку название этого английского городка прочно ассоциируется с Оксфордским университетом.)

Еще чаще контекст заставляет переводчика отказываться от выбора одного из вариантных соответствий. Во всех подобных случаях переводчику приходится подыскивать подходящую контекстуальную замену. Рассмотрим несколько примеров:

Не has a friendly attitude towards all.

Мы уже видели, что у английского attitude есть ряд русских соответствий: <отношение, позиция, поза, взгляд>. Но ни один из них не дает приемлемого русского высказывания,  в то время как  в качестве окказионального соответствия легко использовать соответствующий русский глагол: <Он ко всем относится по-дружески>.

History   has   dealt   with   Hitler;   history  will   deal   with   all would-be Hitlers.

Для значения, в котором глагол to deal употреблен в этом предложении, словарь (БАРС) предлагает четыре соответствия: <обходиться, обращаться, поступать, вести себя>.  Естественно,  история  не  просто обошлась с Гитлером, а обошлась с ним по заслугам, сурово. Необходимыми заменами могут быть слова: <расправилась, разделалась, покончила>. Сопоставив их, останавливаем свой выбор на последнем.

Англичанин,   посетивший   Россию,   пишет   о том, какое впечатление произвело на него оживленное движение на улицах Москвы, и далее добавляет:

: which for a stranger is the  most  visible  sign  of a  city's vitality.

Для  перевода  слова stranger словарь предлагает три соответствия с близким значением:  <чужестранец, незнакомец, посторонний человек>. Сопоставление этих слов со значением английского слова stranger в данном    контексте    побуждает    отказаться    от    использования обычных   соответствий.   Оживленное  движение   является   признаком  преуспевающего  города не  только для   <чужестранца>, да и стилистически это слово мало уместно в подобном тексте.   Вариант   <незнакомец>   сразу   приходится   отклонить,   так как он относится к человеку, который кому-либо незнаком, а здесь речь идет о человеке, которому незнаком  город, а сам он может быть всем хорошо известен. Третий вариант <посторонний человек> слишком сильно подчеркивает чуждость, незаинтересованность человека, о котором идет речь, во всем происходящем. В контексте явно речь идет о человеке, впервые знакомящимся с городом. В качестве окказионального соответствия можно использовать слово <приезжий>. <Приезжий> не является прямым соответствием английскому stranger, но в данном случае это слово обеспечивает передачу именно того смысла, который stranger имеет в конкретном высказывании.

Контекстуальная замена будет применена и при передаче значения слова vitality в этом контексте. Словарь предлагает ряд соответствий: <жизнеспособность, живучесть, энергия, живость>. Но в данном случае значения этих русских слов вряд ли соответствуют значению английского vitality. <Жизнеспособность> и <живучесть> говорят о способности выжить в борьбе, остаться в живых, но не об этом идет речь в тексте. Слова <энергия>, <живость> непосредственно неприменимы к городу. City's vitality - это скорее свидетельство того, что жизнь в городе бьет ключом, что он полон жизни, энергии. Еще одной возможной контекстуальной заменой может быть сочетание <полнокровная жизнь>: <... что для приезжего служит явным признаком полнокровной жизни города>.

Особенно часто окказиональные соответствия используются в стилистических целях, для воссоздания художественного эффекта оригинала.  Глагол to hide несомненно имеет ряд русских соответствий <прятать, скрывать, таить> и пр. и никак не означает <тонуть>. Но в следующем примере именно <тонуть>   оказался   подходящей   контекстуальной   заменой:  

The mountain tops were hidden in a grey waste of sky.

Вершины гор тонули в сером небе.

Глагол <тонули> хорошо передает здесь и беспредельность небесного свода (waste of sky).

Таким образом, отдельные соответствия используются в переводе с большей или меньшей регулярностью, и знание таких соответствий помогает переводчику решить, следует ли их применить в данном конкретном случае или более целесообразно прибегнуть к контекстуальной замене.


Это главное, что следует знать об окказиональных соответствиях. В следующий раз мы поговорим о безэквивалентных лексических и грамматических единицах.

Всего доброго!
Нил

Tags:
 

Персидский суфизм | Антология суфийской поэзии | Энциклопедия духовной культуры | Галерея "Страна Востока"
Издательство "Риэлетивеб" | Джалал ад-Дин Руми | Музыка в суфизме | Идрис Шах | Суфийская игра | Клуб Айкидо на Капитанской

Rambler's Top100 Rambler's Top100